Сила повторности - Информации

Сила повторности

В современной литературоведческой науке сущест­вует понятие «горизонтального» сюжета и восприятия «по горизонтали», другими словами движения от 1-го сюжет­ного действия к другому, от предшествующего сюжетного узла к следующему, от авантюры Сила повторности - Информации к авантюре.

Не считая факта «приращивания длины» как такого в начальной серийности сюжетов сходу сказыва-

• i

76

лись и определенные механизмы, при помощи которых поддерживалось «томительное ожидание развязки». Этот тип повествования считается самым старым.

Изначальный Сила повторности - Информации тип романного повествования, прямо переходящий в экранную многосерийность и к ней под­водящий,— это как раз движение только по горизонтали, присоединение к истории очередной исто­рии, 2-ой, третьей, двадцатой и до Сила повторности - Информации бесконечности. Это даже не объем, предполагающий устремленность ввысь, вглубь, вширь, но конкретно метраж, а еще поточнее — ки­лометраж поначалу рукописных, позже, при помощи Гуттенберга, типографских страничек и, в конце концов, целлулоид­ной, ацетатной и Сила повторности - Информации магнитной пленки.

«Горизонтальный сюжет» подразумевает возмож­ность нескончаемого продолжения. Многосерийность за­ложена в его структурной базе — в серии, в ряде. Смешные рассказы о том, как зрители польского телесериала «Став­ка Сила повторности - Информации больше, чем жизнь», прослышав, что в 6-ой серии должна оборваться бурная судьба полюбившего­ся им капитана Клосса, пригрозили отозвать из сейма депутата, ведающего радио и телевидением, либо став­ший известным демарш зрителя, телеграфно пригро­зившего Сила повторности - Информации Центральному телевидению: «Убьете Шури­ка— продаю телек!» — это ведь смешные рассказы серьез­ные.

«Инцидент» с Шуриком Томиным, жарко полюбив­шимся зрителям в телесерии «Следствие ведут ЗНАТО­КИ», очень показателен.

Казалось бы Сила повторности - Информации, при всем сострадании к неудаче, постиг­шей героя-фаворита, его отсутствие в последующих се­риях-«делах» могло бы как раз не разрушить, а, наобо­рот, посодействовать создателям О. и А. Лавровым в разработке Сила повторности - Информации но­вого драматизма, внезапных поворотов, еще неис­пользованных ситуаций. Скажем, мог показаться на его месте следователь с совсем другими духовными качествами и проф плюсами, что обновило бы схему ведения Сила повторности - Информации дел. Либо функция Томина распределилась бы меж Знаменским и Кибрит, что выявило бы сокрытые ресурсы их личностей и опять-таки занесло бы коррективы в сюжетостроение каждого спектакля. (Позже, в трехсерийном «Ответном ударе», создатели Сила повторности - Информации употребляют эту возможность и на время «убе­рут» Знаменского, возлюбленного, но все таки не настолько попу­лярного, как Шурик — Л. Каневский.) Но нет! Зритель просит, чтоб была тройка и только тройка, ЗНАТО-

77

КИ, слившиеся Сила повторности - Информации в один персонаж. Естественно, тут дей­ствует привязанность к «сквозному герою» — еще одна кардинальная особенность восприятия «повествования по горизонтали», другими словами серийного повествования. Но сначала — устойчивость блоков, идентичность частей, являющаяся законом Сила повторности - Информации серийности. В серии-ря­де однородность — это достоинство. Чем ровнее, строй­нее, длиннее ряд, тем паче радуется зрительский глаз.

В этом можно усмотреть выражение некоей эстети­ческой закономерности восприятия искусства, которая в наши Сила повторности - Информации деньки признается гуманитарной наукой все увереннее и исследуется все более внимательно и всесто­ронне. Об этом, а именно, пишет М. Б. Храпченко в статье «Семиотика и художественное творчество»: «То событие, что романы Сила повторности - Информации Агаты Кристи либо Сименона издаются на данный момент в разных странах общим ти­ражом, намного превосходящим тиражи произведений, скажем, Чехова либо Анатоля Франса, совсем не дает права придти к заключению, что Агата Сила повторности - Информации Кристи и Симе-нон — писатели, создавшие для населения земли огромные ценности, чем Анатоль Франс и Чехов. Общественно-историческое, эстетическое значение явлений искусства и их популярность, как понятно, не одно и Сила повторности - Информации то же.

Но все это еще не разъясняет в достаточной мере процессов воздействия эстетических символов, в частно­сти, тех, которые могут быть названы художест­венными стереотипами.;, (подчеркнуто мною.— Н. 3.). Идет речь не Сила повторности - Информации об использовании традиций как фактора, стимулирующего движение вперед, а конкретно о классическом и устойчивом как таковом.

В этом смысле представляет энтузиазм мировоззрение неко­торых ученых, которые особенное значение в искусстве присваивают Сила повторности - Информации общим местам, «топосам»7.

Для современного шага в гуманитарном знании ха­рактерны, а именно, пафос сравнения чисто, ка­залось бы, нынешних, сиюминутных, «машинных» художественных изделий (в широком смысле слова) с архаичными, ультратрадиционными, часто Сила повторности - Информации прими­тивными фольклорными, лубочными формами, также выявление «топосов» — общих мест и клише, уходя­щих в глубокую древность, в современных эстетиче­ских фактах, связанных с массовым тиражированием,. Хотя, естественно, было бы принципно ошибочно меха­нически Сила повторности - Информации приравнивать «топосы»— вековые константы искусства и восприятия — к сознательному либо навя-

зываемому эталону. Идет речь конкретно о неожидан­ном, казалось бы, обнаружении старых структур в со­временных тиражных изделиях.

К «топосам», к Сила повторности - Информации художественным стереотипам можно отнести надежное действие циклической фабульной ситуации, на которой и работает механизм как внеш­ней, так и внутренней серийности.

В детективе, в приключенческом сюжете это про­сматривается легче Сила повторности - Информации всего. Начнем с литературного при­мера.

Пред нами традиционный либо «интеллектуальный» детектив, в каком главные рычаги повествования — наблюдение и рефлексия сыщика. Казалось бы, сюжет должен обрести непредсказуемую вольность и свободу.

В собственной Сила повторности - Информации ранешней работе «Новелла тайн» В. Шклов­ский отдал узкую модель серийной «единицы» шерлок-холмского цикла Конан-Дойля.

«...I. Ожидание, разговор о прежних делах, анализ.

II. Возникновение клиента. Деловая часть рассказа.

III. Улики, приводимые Сила повторности - Информации в рассказе. Более важ­ны второстепенные данные, поставленные так, что читатель их не замечает. Здесь же дается материал для неверной разгадки.

IV. Ватсон дает уликам неправильное истолкование.

V. Выезд на место Сила повторности - Информации злодеяния, очень нередко еще не совершенного, чем достигается действен­ность повествования и внедрение романа с пре­ступлениями в роман с сыщиками. Улики на месте.

VI. Казенный сыщик дает неверную разгадку; ес­ли Сила повторности - Информации сыщика нет, то неверная, разгадка дается га­зетой, потерпевшим либо самим Шерлоком Холмсом.

VII. Интервал заполняется размышлениями Ватсона, не понимающего, в чем дело. Шерлок Холмс курит либо занимается музыкой. Время от времени соеди Сила повторности - Информации­няет он факты в группы, не давая окончатель­ного вывода.

VIII. Развязка, по преимуществу внезапная. Для развязки употребляется очень нередко совершае­мое покушение на преступление»8.

Выведенная В. Шкловским схема — открытие, зафик­сированное на Сила повторности - Информации одной страничке литературоведческого текста, и являет собой каркас «новеллы тайн» со всей ее многоцветностью «пестрых лент» и фосфоресцирую-


78

79

щих скелетов, со всеми туманами и наизловещими призра­ками всех Баскервильских собак. Тщательность Сила повторности - Информации и точность в распознании структуры произведения (и тем паче серии) могут служить красивым прототипом ана­лиза для материала и явлений нашего круга, указы­вать фарватер в безбрежном море многосерийных из­делий.

Если Сила повторности - Информации от детектива перейти к более узким и интим­ным материям беллетристики и кинорепертуара, та­ким, как любовно-авантюрный роман либо «психологи­ческая драма» (этим заглавием соединяли воединыжды в ранешном синематографе сотки и тыщи лент Сила повторности - Информации с любовным содержанием), мы увидим тут более слаженные механизмы, более жесткие каркасы и устойчивую тягу к однородности и повторяемости сюжетных еди­ниц.

Внутренняя серийность и там находится как закономерность еще более Сила повторности - Информации широкая, ежели при­знак жанра; она будет зафиксирована и как признак новообразовавшегося многосерийного телевизионного кинофильма либо спектакля через шестьдесят лет.' Зако­номерность эта обхватывает широкий круг художественных явлений, связан­ных с фольклорной Сила повторности - Информации традицией. Недаром исследование устройств внутренней серийности, пусть этот термин к тому же не существовал, издавна завлекало нашу русскую науку, имеющую на этом пути целый ряд выдающихся и принципных первооткрытий.

Более легкие и Сила повторности - Информации простые случаи детектив­ного, авантюрно-приключенческого кинофильма, «психоло­гической кинодрамы» позволили исследователям рас­смотреть в их фольклорную, сказочную базу, а притча, как это неоспоримо подтверждено фольклори­стикой и, а именно, традиционными исследовательскими работами Сила повторности - Информации В. Я. Проппа, всегда состоит из блоков, чередующихся в нескольких точных и обязательных типах после­довательности.

Но как быть с современными, психологически углубленными повествовательными структурами, та­кими, как многосерийный Сила повторности - Информации телефильм? Вспоминается выражение А. Н. Веселовского, процитированное В. Я. Проппом в конце «Морфологии сказки»: «Дозво­лено ли и в этой области (идет речь о современной реалистической прозе.— Н. 3.) поставить вопрос о ти Сила повторности - Информации-

пических схемах... схемах, передававшихся в ряду поколений как готовые формулы, способные ожить новым настроением, вызвать новообразования? Совре­менная повествовательная литература с ее сложной сюжетностью и фотографическим проигрыванием реальности, по-видимому, избавляет саму воз Сила повторности - Информации­можность подобного вопроса; но когда для будущих поколений она очутится в таковой же дальной перспек­тиве, как для нас древность, от доисторической до средневековой, когда синтез времени, этого величавого упростителя, пройдя по трудности явлений Сила повторности - Информации, уменьшит их до величины точек, уходящих вглубь, их полосы со­льются с теми, которые открываются нам сейчас, когда мы оглянемся на дальнее поэтическое творчество,— и явления схематизма и повторяемости водворятся на всем Сила повторности - Информации протяжении»9.

Телевизионная многосерийная повествовательность при всей собственной «фотографичности» и «видеорепортажности» вполне подтверждает интуитивную гипотезу величавого филолога. Сюжетные же структуры кино- и телесерийности, «визуальная беллетристика» экрана прямой схожей связью соединены Сила повторности - Информации с внутренней серийностью повествовательных литературных сюже­тов.

Было бы неосмотрительно считать повторность блоков, верно проявляющуюся в многосерийных произведениях (благодаря хотя бы уже их длине), знаком только только ремесла либо сознательного авторского умысла. Значи Сила повторности - Информации­тельно больше тут опять-таки неосознанного стрем­ления к упорядоченности, к собственного рода соразмерности, торжествующей в самом принципе телепередачи. Еще более (у их создателей) — от эмпирического познания того, что к «топосам», общим местам Сила повторности - Информации, всегда стойко размещен зритель-читатель. Сама однородность есть приспособленный, усеченный канон. Не представляло бы особенного труда вывести схемы по жанрам, по «поджан-рам»,, обозначить их номерами, знаками либо другими индексами, распределить по рубрикам Сила повторности - Информации картотек. И фор­мула не уничтожит схему, опознанную в собственном схематизме. Вновь и вновь будет она воспроизводиться и вновь и вновь будет веселить зрителя. Узнавая знакомое, уга­дывая предстоящее из-за собственного Сила повторности - Информации навыка к повторяемо­сти, зритель будет получать наслаждение, которого ожидает. Так ребенок поправляет взрослых, если они пы­таются внести какие-то новые повороты в сюжет сказ-


80

81

ки. Так зритель в кинозале Сила повторности - Информации больше доволен, если он предугадывает движение эпизода («а на данный момент он в него выстрелит!», «это ее дочь!»), чем если действие обма­нывает его ожидания. Естественно, большая часть многосе­рийных телефильмов-детективов и Сила повторности - Информации приключенческих телефильмов, пользующихся интегральным зритель­ским фуррором, несет внутри себя самую четкую и определен­ную сюжетную схему. Можно выявить ее и в «Адъю­танте его превосходительства» и в «Ставке, больше, чем Сила повторности - Информации жизнь». И, непременно, в подобных кинофильмах, от «Черного принца» до четырехсерийного блокбастера «Щит и меч».

В сериях-«делах» «Следствие ведут ЗНАТОКИ» на телеэкране рождается иллюзия расследования, происхо­дящего на наших очах Сила повторности - Информации. Пьесы вправду сдела­ны знатоками уголовного розыска О. и А. Лавровыми, очень информативны, насыщены живым материалом. Но, приглядевшись, замечаешь, что «дела» эти к тому же «сделаны», у их есть механизм довольно оригиналь­ной, новейшей Сила повторности - Информации конструкции и совместно с тем полностью тради­ционный в том, что касается рычагов зрительского фуррора.

От простого варианта —к большому уголовному злодеянию, от простого нарушителя законно­сти— к небезопасному Сила повторности - Информации рецидивисту. Таковой ход имеет рас­следование каждого дела; итог существенно превосходит начальные данные и следственную задачку, условия которой ставятся сначала пьесы, на основа­нии первого знакомства с происшедшим инцидентом. Наверняка, на проф языке Сила повторности - Информации юриспруденции есть более четкие определения для подобного хода. Мы же неквалифицированно позволим для себя именовать его «возгонкой» драматизма событий, меры наказания, вытекающей из степени злодеяния. Механизм этот захватывает судьбу героя, поточнее, героев Сила повторности - Информации, ибо тот, кого мы готовы принять за головного, по ходу следствия ока­зывается совсем не основным, а второстепенным, глав­ный же, сначала притаившись в неизвестности, дале­кой ли, совершенно ли близкой, стоит Сила повторности - Информации за спиной этого пер­вого, и движение сюжета значит всегда смену цент­рального персонажа.

«Черный маклер» завязывается как дело о хищени­ях в магазине, где заведующий Шахов М. Б., импозант­ный, холеный мужик Сила повторности - Информации лет под 50, подозре­вается в качестве зачинателя и имеет все данные тако-

вого (роскошная квартира, стильная кросотка супруга в бриллиантах, подкуп очевидцев, показания, под­тверждающие вину некоего Шутикова — «стрелочни­ка Сила повторности - Информации», сбежавшего от следствия, и др.). Но «черным маклером» оказывается совсем не Шахов, а его добро­душный старенький дядя. Некогда у этого дяди была и рулетка в Каретном ряду и темная биржа у Ильинских Сила повторности - Информации ворот. Но сейчас по сопоставлению с дядиными сокрови­щами, спрятанными под печкой его незаметного до­мика в Малаховке, детскими выходками смотрятся хи­щения внушительного племянника.

Дело «С публичным» приводит в угрозыск темного Сила повторности - Информации и неловкого уголовника Силина по прозвищу Комод. Со склада пропали три каракулевые шубы. Все гласит о виновности Силина — и следы, и запирательство, и недавнешнее лагерное прошедшее. Но «с поличным» — ска­зано не про Сила повторности - Информации него. С поличным будет скоро пойман бандит покрупнее — злобный и умный интеллигент-вор по кличке Химик, орудующий на меховом складе с помощью целой шайки, включая и кладовщицу и начальника охраны Сила повторности - Информации, а Силин был только подставной фигурой, втянулся в дело по простодушию и доброте собственной.

В «Динозавре» за уголовным инцидентом (ранением дружинника) встает дело морально сложное, психоло­гическое, с ревностью, завистью, судьбой старшего и младшего поколений Сила повторности - Информации. И хотя тут нет 2-ух подследст­венных, а есть один — Михеев, «возгонка» превращает его из хулигана, нанесшего ранение, в убийцу (постра­давший дружинник в течение следствия погиб), в во­площенный «пережиток прошлого Сила повторности - Информации», в «динозавра», а не человека.

Пред нами — вариант той же неизменной схемы, еще больше точной и определенной в деле «Ваше подлин­ное имя?». Оно начинается с задержания некоего «бом Сила повторности - Информации­жа»— человека без определенного места жительства и занятий, в каком следствие распознает не только лишь не­годяя и правонарушителя, но шпиона, агента зарубежной разведки, передаваемого в конце из рук в руки «ЗНАТОКАМИ» —следователю КГБ Сила повторности - Информации.

Механизм может подчинять собственной работе сходу два дела, и схема оказывается продолженной («Повинная голова» и «Шантаж»). Все началось с малосущественного нарушения рецептуры в выпечке эклеров и було­чек, Маслова, заведующая кондитерским цехом Сила повторности - Информации ресто-


82

83

рана «Ангара», отменная, в общем-то, дама, подо­зревается в хищениях. Нить следствия тянется к заме­стителю директора Кудряшову, а дальше, перекинувшись в серию «Шантаж», бежит ввысь, к спекулянту Сила повторности - Информации Миркину и ужасной старухе Праховой с браунингом в руках и золотым песком в тайнике, к небезопасной уголовной бан­де, орудующей уже в масштабах страны, от столицы до золотых приисков близ Магадана.

Если б Сила повторности - Информации О. и А. Лавровы были просто эпигонами традиционного детектива, они бы, может быть, дали пер­вую, по верхнему слою улик и фактов версию какому-нибудь новенькому простаку Ватсону, которого положит на обе Сила повторности - Информации лопатки неоспоримость резонов суперследова­теля. Но этот ход уже отработан литературой и кине­матографом. «ЗНАТОКИ» действуют как монолит, хотя у каждого из тройки есть своя точная функция и своя мелодия в трио. Только время Сила повторности - Информации от времени Томин либо Кибрит поз­воляют для себя подсмеиваться над Знаменским и его мед­лительностью в деле, которое как будто яснее ясного, как в случае с «бомжем» — бродягой, в каком Зна Сила повторности - Информации­менский сходу заподозрил политического правонарушителя. Это некая дань традиции, атавизм ватсоновщины. Вообщем же схема в общем контуре такая:

Настоящая сущность дела. Поимка небезопасных преступников. Экспертиза Кибрит. Оперативные деяния Томина. «Возгонка» Гипотеза Сила повторности - Информации Знаменского. Инцидент. Допрос подследственного.
1-ая версия.

Все части механизма слажены и пригнаны друг к другу. Остальное—фоны, второстепенные персонажи, промежные сюжетные ходы — все это только вари­анты. Все это и живо, и многообразно Сила повторности - Информации, и делает схему вроде бы размытой в восприятии зрителей. Но конкретно схема железно держит порядок «дел», присваивает им гар­монию однородности. И не напрасно фанаты «ЗНАТО­КОВ» взбунтовались, когда Сила повторности - Информации создатели замыслили убрать Шурика Томина. Приняв правила игры, полюбив нераз­дельность тройки, вобрав в сознание ее клише-эмблему, они восстали против новаций, ибо в зрелищах такового рода новация никак не достоинство. Достоинство тут стремительно Сила повторности - Информации образующийся «топос».

Интересно обнаруживает себя схема дела в трех-

84

серийном воплощении «ЗНАТОКОВ», в кинофильме «От­ветный удар» (1975).

Материалом для кинофильма послужили драматические действия и уголовные злодеяния, вершащиеся... на столичной городской Сила повторности - Информации свалке. Тут мог бы вырасти воистину документальный и аналитический цикл «дел-расследований». И в почти всех эпизодах «Ответного удара», в особенности в эпизодах, связанных с юными героями и с жертвой черных уголовников — слабеньким Сила повторности - Информации и безвольным совестливым инженером Бахом,— социаль­но-психологическая новизна приносит на телеэкран редчайшую серьезность. Но здесь же механизм основной сю­жетной конструкции вступает в силу. Прежняя схема, условно говоря, «черного маклера», наделенного всеми до Сила повторности - Информации 1-го пережитками и родимыми пятнами капита­лизма, реализуется в ужасной фигуре сластолюбцами жуира, «деятеля из ВТО», ярко сыгранного Г. Менглетом. Кинофильм приобретает благодаря этому огромную за­нимательность, но теряет в Сила повторности - Информации аналитической остроте, ибо увлекательнее для общественного исследования не вымираю­щий тип «нэпача», каковой, при всем мастерстве Г. Менглета, его герой, а юные шкурники, сластолюбцы и жуиры, очерченные более быстро, чем главный персо­наж Сила повторности - Информации.

В показавшемся прямо за «Ответным ударом» деле «Любой ценой» (1977) «ЗНАТОКИ» ворачиваются к собственной «классической» единице—делу в одной серии. Традиционность его подчеркнута прологом, где показы­вается, как Петровка, 38 отмечает пятнадцатилетний юбилей Сила повторности - Информации работы Знаменского в уголовном розыске.- То­варищи даруют юбиляру магнитофон «Спутник-203», а Знаменский вспоминает 1-ое дело, которое он вел пятнадцать годов назад.

Дальше же на телеэкране развертывается в четком согласовании с Сила повторности - Информации выше приведенной схемой история мни­мого убийцы Тобольцева, за которым стоит настоящий правонарушитель Холин, а вкупе с последним целое гнездо злостных мещан и махровых спекулянтов. Дело «Любой ценой» вышло в эфир незадолго Сила повторности - Информации до повторения (уже никак не первого!) старенького, 1-го из ранешних, дела — «Ваше подлинное имя?» (1971). Сравнение позво­лило узреть эволюцию режиссуры Вячеслава Бровки­на, все более уходящего от телеспектакля в умеренных интерьерах со Сила повторности - Информации сценой-дуэтом как главным принципом деяния, к большей кинематографичности, динамике,

85

монтажному обилию. И сразу полную статичность драматургии, поточнее, драматургической конструкции, структуры. Как следует, мы должны отметить, что это приемлимо для телеэкранной серийности и Сила повторности - Информации заслуживает самого пристального исследовательско­го внимания, раздумья, которое непременно должно предшествовать выводам и оценкам.

Нам уже приходилось замечать10, что повторность, внутренняя серийность сюжетных блоков и единиц характерна далековато не только лишь тем фильмам, где Сила повторности - Информации в ос­нове «горизонтальный сюжет» с неотделимым от него зрительским ожиданием развязки, да и таким на пер­вый взор «непреднамеренным», сложносоставным произведениям, как, скажем, итальянский четырехсе­рийный телефильм «Жизнь Леонардо да Сила повторности - Информации Винчи», два­жды демонстрировавшийся на русском экране.

Там пару раз варьируется история катастрофических неудач Леонардо. Один раз — это смерть фрески, дру­гой— скульптуры, 3-ий — летательного аппарата и т. д. Любая Сила повторности - Информации серия и кинофильм вроде бы стоят на 3-х опорах: зага­дочность вида Леонардо да Винчи, непризнанность гения плюс информативный материал, интерес­ный, оригинально поданный, но соответственно органи­зованный и также входящий в серийную структуру. (Критика Сила повторности - Информации много писала о фигуре рассказчика — персо­нажа в современном костюмчике, смело действующего в интерьерах Ренессанса, откровенно по-телевизионному нарушая и историческую дистанцию и художественную иллюзию.)

Очередной пример из итальянского телевидения Сила повторности - Информации — знакомый русским телезрителям цикл «Три женщи­ны» с ролью Анны Маньяни (1975). Три кинофильма, дей­ствие которых происходит в три различные исторические эры жизни современной Италии (1-ая глобальная война, Сопротивление, 70-е годы), объединены по Сила повторности - Информации за­кону серийности. Сначала, естественно, фигурой са­мой Анны Маньяни. Во-2-х, драматургическим строением «монофильма», где все вокруг играет на центральный дамский образ. В-3-х, тем, что каж­дый кинофильм («Певица», «Встреча Сила повторности - Информации», «Автомобиль») являет собой историю видимого краха и нравственной побе­ды героини, обычный итальянки из среднего слоя, которая рисуется поначалу во всей собственной повседневности, беспомощности, взбалмошности и иных недочетах, а в момент, тесты Сила повторности - Информации растет в фигуру трагедийного величия'

Окидывая взором уже практически пятнадцатилетний путь русского многосерийного телефильма, можно также следить, как формируется структурный прин­цип его серийности.

На телеэкране соединяются две формы, которые Сила повторности - Информации мы приметили у истоков экранной серийности в ранешном синематографе: ленты увеличенного метража (в боль­шинстве собственном экранизации романов), поделенные на части,— с одной стороны. И с другой — специально ор­ганизованные серийные картины с продолжающимся Сила повторности - Информации, нанизывающим на единый стержень новые и новые приключения героя, «горизонтальным сюжетом» (типа «Фантомаса» либо «Разбойника Васьки Чуркина»). При­чем любопытно, что по мере развития жанра верх берет сознательно организованная серийность Сила повторности - Информации, соединяющая­ся с повышением метража и числа серий. Как остроум­но подсчитал В. Демин, «устанавливаются и падают рекорды серийности: пятисерийный «Адъютант его превосходительства» (1969) здесь же побивается шести-серийной «Ночью перед рассветом» (1971) и семисерий Сила повторности - Информации-ными «Тенями, исчезающими в полдень» (1971), а девя-тисерийное «Аварийное положение» в том же самом 1971 году будет превзойдено двенадцатисерийным по­вествованием об Исаеве-Штирлице».

Если вглядеться в кинофильм «Вызываем огнь на себя» С. Колосова Сила повторности - Информации — первенец российскей телевизионной многосерийности, — оказывается на виду хаотичность, не­обработанность сюжетных ходов. Это еще просто кинофильм большого метража, поделенный на четыре части. Во 2-м многосерийном кинофильме С. Колосова — «Опера­ция «Трест Сила повторности - Информации» — произведении ярчайшем, существенно более зрелом и мастерском, «серийность» как принцип орга­низации еще не достаточно тревожит постановщика, увлеченного системой нравов и разработкой специфично те­левизионных режиссерских приемов. «Адъютант его превосходительства», «Тени исчезают в Сила повторности - Информации полдень» и, естественно, «Семнадцать мгновений весны» еще уве­реннее употребляют серийную форму с ее композицион­ной организованностью и особенной чувственной напря­женностью.

Серия, когда ее создатели сообразили достоинства и силу самого Сила повторности - Информации принципа, гордится собственной двойной приро­дой: целого и сразу части огромного целого. Она подчеркивает свою связь с прошлыми и последую­щими. Уже в кино вырабатывались средства, раьчо-


86

87

значные эмблеме серии в полиграфии Сила повторности - Информации: заставки, ввод­ные кадры, напоминания о знакомых персонажах, му­зыкальная тема—«увертюра» и др. Для серийности лучше, чтоб одна серия начиналась и заканчи­валась так же, как и другие, конструктивно и Сила повторности - Информации компо­зиционно. К примеру, в звуковом «Фантомасе» Андре Юнебелля это живописные заставки и несколько так­тов «фатальной» темы Фантомаса. Кстати, технику се­рийности применил и С. Эйзенштейн во 2-ой серии «Ивана Грозного Сила повторности - Информации», дав сначала второго кинофильма быст­рую смену кадров — принципиальных моментов первой серии, схожую маркетинговому ролику. Естественно, «Иван Гроз­ный» не многосерийный кинофильм, он задуман, быстрее, как традиционная трилогия, перенесенная на экран. «Се­рийный прием Сила повторности - Информации» тут— стилизация, такая же, как,. на­пример, в трилогии о Максиме. Постановщики Г. Ко­зинцев и Л. Трауберг дают в «Возвращении Максима» вводную пробежку по кадрам «Юности». Начало и концовка кинофильмов обязательно идут Сила повторности - Информации под песенку-за­ставку «Крутится-вертится шар голубой».

Принцип заставки в наши деньки все строже соблю­дается не только лишь в неизменных рубриках телевизионной программки, кдк «В мире животных» с Сила повторности - Информации ее стаей тан­цующих птиц либо «Кинопанорама», да и в художест­венных многосерийных фильмах. К примеру, в шестисерийном кинофильме «Как закалялась сталь» Н. Мащенко кадр-заставка — сразу и эмблема серии и об­разное Сила повторности - Информации воплощение идеологической концепции (атака всадни­ков под грозовым небом).

Даже в этих деталях просто распознается более ши­рокая и общая закономерность серийности, внутреннее тяготение к однородности частей.

В этом смысле показательна Сила повторности - Информации шестисерийная теле­постановка «Двух капитанов» В. Каверина (по сцена­рию, произведенному создателем с В. Савиным и режиссером кинофильма Е. Кареловым), осуществленная после многих театральных инсценировок этого очаровательного романа и киноэкранизации В. Венгерова.

Самое увлекательное Сила повторности - Информации для нашей темы — это придание сюжету существенно большей «зеркальности», геомет­ричности и «равновесия» в том, как отражается судьба старшего поколения в «повторной» судьбе младших. Два капитана — Иван Львович Татаринов, некогда про Сила повторности - Информации­павший и погибший во льдах Арктики, и разыскиваю­щий след его экспедиции, добивающийся правды о


88

причинах его смерти Саня Григорьев. Две дамы, мама и дочь: Марья Васильевна, супруга капитана Татаринова, и Катя, которую с Сила повторности - Информации юношества любит Саня. И карь­еристы, инсинуаторы, люди опасные и бесчестные, но оба страстно любящие: Николай Антонович — Марью Васильевну, Ромашка — Ромашов — Катю.

Вся эта «бинарность» существует и в романе В. Ка­верина Сила повторности - Информации и служит, а именно, «скелетом» книжки. Но там, в рассказе, идущем повсевременно от лица Сани Гри­горьева и только в 2-ух кусках — от лица Кати, она не так видна, скрадывается Сила повторности - Информации лиризмом, интересной романтикой.

Серийность в телефильме, проявляя сюжетные кон­струкции, оголила и дублирование ситуации и пря­мые параллели. Такие, как, к примеру, обман Николая Антоновича, изображающего себя спасателем памяти и чести капитана Татаринова (в Сила повторности - Информации то время, как по сути он обрек капитана на погибель), и обман Ромашова, повествующего Кате в осажденном Ленинграде о спасении им тяжелораненого Сани Григорьева. Во вре­мя рассказа «ретроспекции» — возвраты Сила повторности - Информации деяния в прифронтовой лес — демонстрируют зрителям, как было дело в реальности и как вел себя мерзавец и трус Ромашка. Нужно сказать, что этот кусочек (как и вся 5-ая серия, куда он заходит) является Сила повторности - Информации наилучшим в кинофильме бла­годаря тонкой игре Ю. Богатырева — Ромашки, ко­торая по стилю отличается от прекрасной, но теат­ральной и видной игры Н. Гриценко (Николай Антоно­вич), и этот Сила повторности - Информации «разнобой» внезапно оправдывается воз­никающим противопоставлением 2-ух коварств, 2-ух злодейств, 2-ух обманов.

В первых 3-х сериях протагонисты — старшее по­коление. Серии движутся вроде бы «по нисходящей», все чернее сгущается и одолевает зло. Николай Антонович Сила повторности - Информации, этот новый повелитель Клавдий, торжествует, осуществив собственный план устранения брата-капитана, и женится на вдове. Саня Григорьев, имея в руках разоблачительные документы, сначала смотрится инсинуатором и убий­цей Катиной мамы Сила повторности - Информации, ибо та, не перенеся ужасной правды, покончила с собой... С этой грустной точки на самом деньке горя начинается подъем, чтоб в после­дующих сериях в зеркальном отражении, но уже со знаком плюс, пройти по Сила повторности - Информации этим же ступеням и все «исправить». Тут будет награжден достойный, тут искупил материнскую вину Катя. Тут так же, как и

89


когда-то, в дальние 10-е годы, плутал по ледяной мерзлоте Иван Татаринов Сила повторности - Информации, которой капитан, Саня Гри­горьев, выдержит поединок с пургой в арктических льдах — ситуация, отсутствующая на страничках рома­на, включена сюда как будто бы специально для паралле­лизма и геометрической гармонии...

И Сила повторности - Информации, естественно, в кинофильме верно организована «внешняя серийность»: заставка с картой Северного Ледовитого океана, музыкальная увертюра, «шапка» — это уже не­пременные атрибуты многосерийного телевизионного вида.

Необыкновенную популярность в многосерийных телефиль­мах получила заставка Сила повторности - Информации — песня. Это, по-видимому, на­следство синематографического «шлягера», который вроде бы вышел «из кадра». Из элемента деяния и свойства персонажей песня перевоплотился на телеэкране в марку либо эмблему данного многосерий­ного кинофильма, в его музыкальные Сила повторности - Информации и зрительные «позыв­ные». Таковы две песни М. Таривердиева в «Семнадца­ти мгновениях весны», которые чередуются, служа камертоном наступающей серии: камертон «борьбы» в случае песни о мгновениях, камертон ностальгии, когда Сила повторности - Информации на заставке звучит песня о родине, о вишневом дереве, занесенном снегом. Но «двупесенная» заставка редка и сложна, почаще песня либо музыкальная тема (марш, вальс и т. д.) одна.

Она имеет функцию, схожую с третьим Сила повторности - Информации гулком пе­ред началом акта в театральном спектакле: приглаше­ние к зрелищу.

Принцип лаконичного переложения того, что происхо­дило в прошлых сериях "(подобно тому, как это де­лалось сначала глав древних романов Сила повторности - Информации), дает застав­ки пятисерийному «Таинственному острову капитана Немо» Хуана Бардема и Анри Кольпи по Жюлю Верну. Весело, что в этом «таинственном полуострове без тайны», каким, к огорчению, вышел французский теле­фильм, изготовленный Сила повторности - Информации 2-мя большими мастерами кино, только эти заставки и владеют признаками стиля. После портрета Жюля Верна следуют иллюстрации к «Таинственному острову» из первого издания книжки, а за ними — стилизованные под Сила повторности - Информации эти литографии серии кадров, сопровождаемые дикторским текстом, расска­зом о том, что вышло ранее. Эти вводы в серии остаются более организованными и чеканными пассажами кинофильма, в каком создатели ушли от кине-

матографической и, к Сила повторности - Информации огорчению, не пришли к теле­визионной выразительности решения.

В британском «Лунном камне» можно следить, как принцип точной внутренней организации отдель­ных частей, которые в повторении и составляют серию-ряд, содержит в себе Сила повторности - Информации, начиная с заставки, и другие элементы повествования, деяния, изобразительного решения. Так, к примеру, конструктивное значение приобретает не только лишь кадр-воспоминание о легендар­ной судьбе алмаза, где воскрешается битва за Сила повторности - Информации лунный камень. Да и в пустынном пейзаже берега, прилива, в одинокой фигуре девицы на прибрежном песке создатели находят смысловой элемент, повторяющуюся сюжет­ную единицу, существенную не только лишь для будущей развязки и разгадки Сила повторности - Информации потаенны, да и для стилевой органи­зации, внутреннего «порядка» серийности.

Таково «горючее» телевизионной повторности, тако­ва сила повторения.



sifilis-serdechno-sosudistoj-sistemi-referat.html
sigareta-mozhet-vas-ubit-no-chto-eshe-ona-mozhet-s-vami-sdelat.html
sigil-pantakl-ili-pechat-duha.html